Помощь школьнику

Идейно-художественное своеобразие баллады В. А. Жуковского «Светлана»

            Нигде оригинальность творческой личности В. А. Жуковского не выступает с такой яркой очевидностью, как в балладах. Именно его баллады способствовали исключительной популярности этого жанра в России.

             Опираясь на сюжет баллады немецкого поэта Бюргера «Ленора», Жуковский создал два оригинальных произведения — баллады «Людмила» и «Светлана».

             Не обнаружив в русском фольклоре сюжета о женихе-мертвеце (в Россию подобный сюжет проник сравнительно поздно), поэт нашел такие своеобразные явления, как русская обрядовая поэзия и святочные гадания, во время которых, согласно народным поверьям, невесте является ее будущий жених. Положив в основу «Светланы» сюжетную схему «Леноры», Жуковский значительно изменил ее, максимально приблизив к русскому фольклору.

             Баллада «Светлана» начинается с описания русских народных гаданий. Русская обстановка подчеркиается здесь и такими реалиями, как светлица, санки, церковь, поп. Передаче национального колорита способствует само вступление:

Раз в крещенский вечерок 
Девушки гадали:
За ворота башмачок,
Сняв с ноги, бросали...

             Автор, являясь большим знатоком русского фольклора, имитирует в балладе народные подблюдные песни, которые девушки пели во время святочных гаданий на блюдце: «Кузнец, // Скуй мне злат и нов венец, // Скуй кольцо златое». На протяжении всей баллады Жуковский использует народно-просторечные слова и выражения, такие, как «вымолви словечко», «легохонько», а также фразы из народных песен («подруженька», «красен свет», «моя краса»).

             На этом фоне вырисовывается облик милой, простодушной и нравственно чистой Светланы. Она изображена то молчаливо-грустной, тоскующей по безвестно исчезнувшему жениху, то пугливо-робкой, замирающей от страха во время гадания, то растерянно встревоженной, не знающей, что ее ждет: радость или горе. Образ Светланы считается первым в русской литературе художественно убедительным образом русской девушки.

             Насыщение баллады элементами русского фольклора — важная, но не единственная особенность балладного творчества Жуковского, При наличии ярко выраженного реалистического вступления, национально-русского колорита и бытовых реалий

определяющий пафос баллады, конечно, романтический. Он проявляется в исключительности события, в редкой обаятельности редой героини, условном пейзаже,подчеркивающем необычность происходящего во времеи и пространстве: «Тускло светится луна // В сумрае тумана»; «Пусто все вокруг», «Вкруг метель и вьюга». Здесь налицо все традиционные приметы романтизма, вплоть до особенностей языка. Тут и «черный вран», и «черный гроб», и «тайный мрак грядущих дней».

             Поздним вечером героиня баллады Светлана, сидя перед зеркалом, мечтает о далеком суженом и незаметно засыпает. Во сне ей приходится пережить несколько страшных моментов. Она видит гроб, а в нем — своего жениха. Засыпающая девушка, тревожась о судьбе «милого друга», всматривается в зеркало, и перед ее глазами проходят и разбойничий притон, и «подменный» жених, который оказывается убийцей.

             Однако, когда Светлана просыпается поутру, она видит за окном солнечный морозный пейзаж, слышит звенящий колокольчик, замечает, что во двор въезжают сани, а на крыльцо поднимается не мертвый, а живой жених Светланы. Так, все мрачное и фантастичное в балладе отнесено автором в область сна, а сюжет получает счастливую развязку.

             Реальное в балладе Жуковский подменил мистификацией и придал всему впечатление фантастичности. Страшный сон героини — это не поэтическая шутка и не пародия на романтические ужасы. Поэт напоминает читателю, что жизнь на земле быстротечна. Здесь же Жуковский выражает близкую ему идею предопределенности человеческой судьбы. В «Светлане» в меньшей степени, чем в «Людмиле», возникает идея о безрассудности и даже греховности ропота человека на свою судьбу, ибо любые горести и испытания ниспосланы ему свыше. Поэт так формулирует основную идею баллады: «Лучший друг нам в жизни сей // Вера в провидение».

             И все же «Светлана» является самой светлой баладой Жуковского. Несмотря на то, что автор выступает здесь как поэт-романтик, уходящий от реальности жизни в мир мечтаний и фантастики, он утверждает торжество любви над смертью, а сам пафос произведения в целом радостный и оптимистичный.

             В балладах Жуковского перед читателем впервые открылся поэтичный и исполненный глубокого драматизма мир народных легенд, поверий и сказаний. Подобно своим западноевропейским собратьям по перу, русский поэт, в свою очередь, обнаружил нетронутые литературой пласты отечественной народной фантастики. Жуковский называл их общим термином «суеверия». Он высоко ценил русскую народную фантастику, справедливо считая ее настоящим кладезем сюжетов и идей. Именно «суеверия» и явились почвой для создания русской национальной баллады.


Смотрите также:




Категории: Сочинения на свободную тему

Комментарии: 0

Комментарии закрыты.