Во-первых, это цикл вольных продолжений

Продолжая смотреть на сайте, я часто задумываюсь, а кто, собственно здесь положительные герои, а кто отрицательные? И не могу четко ответить на этот вопрос. Казалось бы, самые отрицательные герои, в последствии, совершают очень хорошие поступки, а герои, казалось бы, положительные - совсем наоборот. Плотоядные мертвецы Плотоядные мертвецы Зомби — самые, пожалуй, страшные создания из пантеона классических чудовищ хоррора. Граф Дракула, Человек-волк, Мумия, монстр Франкенштейна — все эти парни уверенно держат марку и с легкостью дадут фору любому новомодному страшилищу, но в конкурсе на самого ужасного монстра живым мертвецам уступят почти наверняка. Причину этого следует искать в особенностях человеческой психики.

Во-первых, зомби — это создания, имевшие несчастье умереть, а иррациональный страх смерти (если, конечно, вы не член семьи Аддамс) характерен для нашего разума. Во-вторых, зомби существует вопреки всякой логике, даже потусторонней. Вампир, например, вынужден питаться кровью, чтобы поддерживать жизненные силы. Монстр Франкенштейна оживлен с помощью электричества и убивает окружающих в силу крайней бестолковости и дурной наследственности (в классическом фильме Уэйла, если вы помните, в голову монстра случайно засунули мозги преступного элемента).

Все это крайне фантастично, но причинно-следственные связи, если на то желание есть, отслеживаются и некоторая логика в поведении этих персонажей присутствует. От зомби же совершенно непонятно чего можно ожидать. Даже если автор и возьмет на себя труд объяснить, почему мертвецы неожиданно принялись выбираться из своих могил, остается неясным — что же они будут делать дальше. Зомби нет нужды питаться — на людей они набрасываются не для того, чтобы поддержать жизненные силы. У ходячих покойников нет никаких целей, нет интересов, нет стремлений.

Невозможно представить себя в шкуре зомби, невозможно понять, чего они хотят и чего добиваются. У живого мертвеца, в отличие, например, от своего ближайшего родственника — мумии — даже нет никакого предназначения. Они просто существуют.

Подобная неприхотливость зомби сделала их идеальным элементом антуража для серьезных драм, спектр проблем которых не ограничивается одной лишь последовательностью поедания главных героев. В-третьих, в условиях эпидемии зомби может стать каждый. Ваш сосед Мишка, с которым вы двадцать минут назад менялись дисками для PlayStation; баба Зина с первого подъезда, которая в силу старческого маразма рисует на стенах картины сгущенкой; профессор Хряков Николай Петрович, погнавший вас с экзамена за шпоры — все эти люди совершенно внезапно могут пополнить армию плотоядных монстров.

Бабе Зине становится неинтересна сгущенка, а Николай Петрович больше не желает обыскивать ваши внутренние карманы; теперь они бродят по окрестностям с заплетающимися ногами, стеклянными глазами и безвольно повисшими руками. Мишка хочет вас прикончить не из-за того, что вы поцарапали ему лицензионный диск с Final Fantasy VII, но потому, что так ему теперь велит инстинкт. Ваши брат, отец, дедушка, сестра и теща — монстром может стать каждый. p> Совсем неудивительно, что, обладая столь впечатляющими качествами, зомби довольно быстро сумели покорить вселенную хоррора и заслужить право быть первыми скрипками жанра.

И если с литературой у живых мертвецов не особенно заладилось (читателю неинтересно бояться на протяжении сотен романов одного и того же, а разнообразить, используя сугубо литературные средства, зомби не так-то просто), то кинематограф пал перед чудовищным натиском и несколько десятков лет пробыл в безоговорочном рабстве плотоядных монстров. Через кино инфекция распространилась и на электронные игры, где по сей день продолжает поражать несчастных геймеров. После некоторого затишья, имевшего место быть в первой половине 90-х, зомби вновь оказались на гребне волны и, судя по всему, спускаться в ближайшее время не планируют. И, раз уж нас ожидают долгие годы совместной жизни, давайте-ка попробуем поближе познакомиться с плотоядными соседями. Происхождение видов В западной литературе первые зомби появились еще в семнадцатом веке. Разумеется, сходств с привычными нам современными живыми мертвецами у них было крайне мало.

Доисторические эти зомби представляли собой мстительных духов, желавших покарать своих прижизненных обидчиков. Создания эти, являвшие собой весьма недоработанную бета-версию современных живых мертвецов, нам мало интересны, посему пропустим три сотни лет и перенесемся сразу в двадцатый век, золотую эпоху зомби. И здесь сразу же начинаются сложности: термин «зомби» получает два различных толкования. Первое своими корнями уходит к Вуду, одной из наиболее загадочных афро-карибских религий, вторым же нас осчастливили кинематограф и литература. Зомби первого типа — это человек, лишенный посредством колдовства души и вынужденный прислуживать своему хозяину.

Зомби второго типа — мертвецы, волей неких загадочных сил восставшие из могил и бесцельно шатающиеся по Земле. Существование зомби первого типа подтверждено документально, ими активно интересуются ученые и даже пишут про них монографии. Разумеется, души у несчастных никто не похищает — на них действуют специальным порошком, блокирующим отдельные участки мозга и превращающим человека в покорного раба.

Для нас куда как больший интерес представляют зомби второго типа — живые мертвецы. На них мы и сосредоточим свое внимание. Кстати, лет эдак с десять назад, я сама чуть было не стала из-за Вуду зомби: когда у меня только-только появился одноименный графический акселератор, я дней пять кряду провела, исступленно истребляя трехмерных человечков. После этого я с большим трудом воспринимала окружающий мир, ходила пошатываясь и издавала нечленораздельные звуки… Первый полновесный фильм о зомби появился в 1932-ом году. Черно-белую картину «Белый Зомби» (White Zombie) снял американский режиссер Виктор Гальперин, а роль главного злодея в ней исполнил легендарный Бела Лугоши.

По сюжету фильма некий молодой человек влюбляется в девушку и, желая не допустить ее брака с другим, обращается за помощью к местному колдуну, который и превращает миловидную деву в зомби. Все события картины происходят на Гаити, а пакостный колдун, само собой, пользуется магией Вуду. p> Среди прочих фильмов о зомби первого типа следует отметить довольно своеобразную картину «Я шла рядом с зомби» (I Walked with a Zombie, 1943) Жака Турнера. Солидная актерская игра, интересный сценарий и восхитительная атмосфера выгодно отличали этот фильм от многочисленных однотипных поделок.

Главная героиня — миловидная сиделка — заботится о супруге вест-индийского землевладельца, которая страдает от некого загадочного психического расстройства. Вскоре обнаруживается, что аборигены практикуют магию Вуду, и благоверная тамошнего феодала имеет к этому безобразию непосредственное отношение… Наметанный глаз без особого труда узнает в фильме «Я шла рядом с зомби» довольно экстравагантное переложение романа Шарлотты Бронте «Джейн Эйр» (Jane Eyre, 1847). Разумеется, фильмов о Вуду-зомби в первой половине двадцатого века (с небольшим смещением в первую четверть второй) было снято значительно больше. Но основную их массу составляли весьма посредственные продукты-однодневки, отдельно упоминать которые не имеет смысла. Картины «Король Зомби» (King of the Zombies, 1941), «Человек Вуду» (Voodoo Man, 1944), «Остров Вуду» (Voodoo Island, 1957) и многие-многие другие практически бесследно проскользнули по темной глади кинематографа и вскорости бесследно сгинули в его бездонных пучинах.

Виновным в столь обильный экспансии Вуду-зомби следует признать американского путешественника Уилльяма Сибрука, опубликовавшего в 29-ом году книгу «Магический остров» (The Magic Island, 1929), в которой рассказал о своей поездке на Гаити, знакомстве с магией Вуду и зомби. p> Зомби второго типа, живые мертвецы, тоже время от времени проявлялись на страницах ранней кинематографической истории, но тоже довольно быстро осыпались с корабля истории. Вряд ли фильмы вроде «Мести Зомби» (Revenge of the Zombies, 1943), сумасбродного «Зомби на Бродвее» (Zombies on Broadway, 1945) или «Существ с атомными мозгами» (Creature with the Atom Brain, 1955) можно отнести к классике жанра.

Главный свой удар живые мертвецы нанесли в 1968-ом году, и удар этот был чудовищной силы. Впрочем, этому предшествовало еще одно событие, о котором следует рассказать отдельно.

Ссылка на основную публикацию
2018