Сочинение-миниатюра по картине Ю. Ракша «Проводы ополчения»

Юрий Михайлович Ракша (1937 — 1980) — вы­дающейся живописец XX в. Он прожил очень ко­роткую жизнь, но создал множество талантливей­ших произведений, которые не могут никого оставить равнодушным. Одним из значительнейших произведений Юрия Ракши был триптих «Поле Куликово», со­зданный в 1980 г. Он включает в себя три части: «Благословение на битву», «Проводы ополчения», «Предстояние». Мы знаем о Куликовской битве 1380 г. Это значительнейшее событие русской истории. Русские войска сражались с татарским войском, битва была в верхнем течении реки Дон, на Куликовом поле. Результатом битвы стал разгром татарского войска. «Проводы ополчения» имеет другое название — «Плач жен», так гово­рил сам живописец.

В центре композиции — жен­щины разного возраста, провожавшие своих мужей, братьев, сы­новей на кровавую битву. Красивая молодая жен­щина обнимает ребенка. По ее виду понятно, на­сколько велико страдание за тех, кто отправляется на поле сражения.

Эта молодая грустная красави­ца — сама Евдокия, жена великого князя Дмит­рия. Она держится за живот — молодая женщина на сносях, рядом маленькие дети, которые, не­смотря на свой возраст, чувствуют настроение взрослых. Сам художник писал в своих дневнико­вых записях, что сполна прочувствовал все, чем была для русского народа Куликовская битва. Постепенно в его воображении рождались все час­ти этой грандиозной картины. Среди провожающих — монахиня в черном оде­янии. Рыдающая женщина присела, держась за го­лову.

Все предчувствуют трагическую развязку. Много храбрых воинов падет в сражении. Пройдет совсем немного времени, и плач воеводских жен бу­дет слышен далеко вокруг. В толпе провожающих — дети. На их лицах читается печаль.

Даже совсем ма­ленькие чувствуют горе своих матерей, робко прити­хли. Неслучайно женщины прижимают малышей к себе. Матери понимают, что в случае гибели му­жчин, не будет никого родней и ближе, чем дети. В повести «Задонщина», посвященной Куликов­ской битве, мы читаем: «Запели птицы жалостные песни — запричитали все княгини и боярыни и все воеводские жены по убитым. Жена Микулы Василь­евича Марья рано поутру плакала на забралах стен московских, так причитая: “О Дон, Дон, быстрая ре­ка, прорыла ты каменные горы и течешь в землю Половецкую. Принеси на своих волнах моего госпо­дина Микулу Васильевича ко мне!” И жена Тимофея Волуевича Федосья тоже плакала, так причитая: “Вот уже веселие мое поникло в славном городе Мос­кве, и уже не увижу я своего государя Тимофея Волуевича живым!

” И Андреева жена Марья да Михайлова жена Аксинья на рассвете причитали: “Вот уже для нас обеих солнце померкло в славном городе Москве, домчались к нам с быстрого Дона го­рестные вести, неся великую печаль: повержены на­ши удальцы с борзых коней на суженом месте на по­ле Куликовом, на речке Непрядве! ”» Произошло так, как и предвидели плачущие жены. Страшная битва унесла жизни близких людей. Живописец знает исход сражения. Он скорбит вместе с теми, кто изображен на полотне.

В повести «Задонщина» ве­ликий князь Дмитрий Иванович спрашивает: «Сос­читайтесь, братья, скольких у нас воевод нет и скольких молодых людей недостает?» И отвечает ему московский боярин, Михаил Александрович: «Господин князь великий Дмитрий Иванович! Нет, государь, у нас сорока бояр московских, двенадцати князей белозерских, тридцати новгородских поса­дников, двадцати бояр коломенских, сорока бояр серпуховских, тридцати панов литовских, двадцати бояр переяславских, двадцати пяти бояр костром­ских, тридцати пяти бояр владимирских, пятидеся­ти бояр суздальских, сорока бояр муромских, семи­десяти бояр разянских, тридцати четырех бояр ростовских, двадцати трех бояр дмитровских, ше­стидесяти бояр можайских, тридцати бояр звениго­родских, пятнадцати бояр угличских. А посечено без­божным Мамаем двести пятьдесят три тысячи».

Куликовская битва — событие далекого прош­лого, ведь она произошла в XIV в. Не может не за­интересовать вопрос: почему Юрий Ракша в своем творчестве обратился именно к этой теме? Возмо­жно, он ощущал какую-то таинственную мисти­ческую связь с событиями далекого прошлого. И хотел, чтобы Куликовская битва стала для ок­ружающих чем-то осознанным и зримым. Сам ху­дожник оставил в своих записях упоминание о собственном восприятии Куликовского сраже­ния. Он писал: «Битва на поле Куликовом, став­шая днем рождения большой Руси Московской, имеет непреходящее значение в веках. Это наше начало, наши истоки, наша гордость.

И в трудные для Родины времена, в час испытаний всегда будет светить над ней гордая слава поля Куликова». Мы видим, что проводы ополчения были в ясный солнечный день. Однако нежно-голубое небо и яр­кое солнце никого не радует, а только подчеркивает эфемерность настоящего. Ведь вот-вот может слу­читься непоправимое с самыми близкими и родны­ми — теми, кто отправляется на сражение.

Красота солнечного дня противоречит настроению плачу­щих женщин. Драматичность ситуации очевидна. Несомненная заслуга живописца в том, что его великое произведение позволило зрителям словно перенестись на несколько веков назад, в 1380 г. и прочувствовать все, что было связано с Куликов­ской битвой. Картина кажется живой.

Чем дольше на нее смотришь, тем более правдоподобными вос­принимаются все детали. Вот вдалеке видны кре­постные стены — они освещены ярким солнцем. Многие понимают, что в последний раз им удается видеть родной город и родные лица. Картина имеет огромное значение, замысел ее мо­жно с полным правом назвать великим. Она являе­тся историческим экскурсом в далекий XIV в., о ко­тором наши современники подчас знают так мало.

Больше сочинений и гдз на: http://vsesochineniya.ru/sochinenie-po-kartine-yu-rakshi-provody-opolcheniya.html

Ссылка на основную публикацию
2018